Ответы православного священника — 3

Ответы отца Виктора Веряскина на вопросы верующих.

mitropolit_viktor_verjaskin1

В.А. Веряскин — митрополит Киевский и всея Украины апостольской православной церкви, доктор богословия, специалист в области научного религиоведения, лектор, преподаватель, заведующий кафедрой Симферопольского экономико-гуманитарного института, декан теологического факультета Крымского института Ноосферы, президент Крымского регионального отделения Ассоциации религиозной свободы, вице-президент Крымского регионального отделения Международного Библейского Общества, кавалер орденов св. Архистратига Михаила и св. князя Владимира.

  ВОПРОС: — Объясните, пожалуйста, выражение: «Всякая хула на Сына Человеческого простится, а хула на Духа Святого — не простится».

ОТВЕТ: — Это момент важный и острый. Мы с вами уже упоминали термин «адиафора» — безразличное деяние, не грех и не добродетель. И рассматривали термин «антиномия» — раздвоение категорий на противоположные. Сама личность Иисуса Христа — это антиномия. Она раздваивается на два противоположных начала. Кто-то однажды спросил: «Почему Христос называется «камнем преткновения»?»

Потому, что Он Сам двойственный. Он и «камень преткновения» — для одних, и «дверь спасения» для других. От твоего отношения зависит, кем для  тебя станет Христос. И Христос одновременно и Сын Божий, и Сын Человеческий.

Христос, когда  исцелил бесноватого с субботу, то Его враги говорят: — «Он же исцеляем силою князя бесовского!.. Потому что, если бы человек был от Бога, то Он бы субботы не нарушал. Он бы в субботу не исцелял. Суббота ведь — от Бога!»

А, Христос говорит:- «Добрые дела можно делать и в субботу, и Сын Человеческий — Господин субботы«. Он буквально говорит: — «Я — хозяин субботы, Я установил, Я и нарушить могу для высшей цели«. Потому что суббота не является самоцелью. Суббота является средством вспомогательным для духовного возрастания личности. Если соблюдение субботы помогает человеку возрастать, тогда соблюдение субботы оправдано, как вспомогательное средство. Но не человек для субботы, а суббота — для человека. Средство не выше цели.

Христос является одновременно и Сыном Божьим и Сыном Человеческим. Об этом сказано еще в книге пророка Даниила:- «И я видел, как шел по небу подобный Сыну Человеческому…» Термин «Сын Человеческий» там написан с большой буквы, как прообраз будущего Христа. И Христос говорит: — «Когда ты приходишь ко Мне и говоришь Мне, что Я, как человек — Иисус из Назарета, силою князя бесовского изгоняю бесов, ты оскорбляешь только Меня, как человека. И Я, как человек, свободен простить тебе это оскорбление. Твоя хула на Сына Человеческого может быть прощена Мною. Но если ты хулишь не просто Меня, как Иисуса из Назарета — Сына Человеческого, а ты хулишь Меня, как Помазанника Божьего, помазанного Духом Святым, ты уже хулишь не Помазанника, а Само помазание, которым Я помазан«.

Вы понимаете различие и иерархия ценностей?! Отец — Тот, Кто помазал. Дух Святой — То, Чем помазали. Иисус из Назарета — Тот, Кого помазали на эту миссию, служение, проповедь и исцеление. Христос иерархию выстраивает, говоря: — «Если ты меня оскорбил, то Я , как человек, могу тебе простить твой грех, твое непонимание, он если ты оскорбил То, что выше Меня, как человека, ты похулил Божественную энергию, Божественную силу, Божественную ипостась. И та хула уже не простится».

Как видите, полагание различий и раздвоение категорий помогает нам понимать и применять эти понятия. То, что относится к Иисусу, как Сыну Человеческому — это одно, это Его видимая, физическая сторона. А то, что относится ко Христу, как к метафизической сторона Его личности — то уже Божественная ипостась. Но Он одновременно и истинный Бог, и истинный Человек.

В нем нераздельно и неслиянно соединились Божество и человечество. Его Божественность не поглотила Его человечность, а Его человечность не поглотила Его Божественность. Он и то, и другое. И по человеческой стороне Своей. Он может прощать хулу на Свою человеческую сторону, по Божественной стороне, Он уже Себя умаляет и говорит: Отец Мой — более Меня. И если похулите не Меня, а отца, который помазал Меня, и то Помазание, которым Он Меня помазал, эту хулу, Я, как человек, уже не правомочен вам простить.

Это один из самых трудных вопросов и в истории христианства, он постоянно подвергается дискуссии, анализу и обсуждению. Димитрий Ростовский написал специальное рассуждение о том, что является хулой на Духа Святого. Там есть четыре позиции, четыре принципа. Я хочу напомнить только два из четырех.

Димитрий Ростовский говорит так: «К хуле на Духа Святого я отношу, во-первых, дерзкое, наглое упование на милосердие Божие. Например, когда человек знает, что есть Бог, есть Божественный закон и есть грех, но человек живет во грехе, «пьет грех, как воду» и при этом говорит: — «А Бог меня все равно простит, у Него работа такая — прощать. А у меня работа такая — грешить. Если не буду грешить, то как Он милосердие Свое проявит?!» Дерзкое, наглое упование на милосердие Божье! И Димитрий Ростовский относит это к хуле на Духа Святого.

Вторая позиция — это отчаяние в милосердии Божьем, которое тоже является хулой на Духа Святого. Когда человек говорит: — «Я уже столько нагрешил, что меня Бог уже никогда не простит!» И он начинает отчаиваться и теряет надежду на милосердие Божье. Человек, зачастую, не понимает, что на самом деле он показывает этим свою непомерную гордыню. Обратите внимание, что комплекс вины и неполноценности — это перевертыши, обратная сторона мании величия! Потому что человек думает, что он совершил такой грех, с которым даже Бог ничего сделать не может. А есть ли такой грех, который Бог не мог бы простить?

Да быть такого не может, потому что Бог — всемогущий. И нет такого греха или массы грехов, которые превысили бы океан милосердия Божьего. Человек, который думает, что он столько нагрешил или такой грех сотворил, который Бог простить не может, что он своим грехом переплюнул Бога — отрицает Его всемогущество. Поэтому и то и другое является хулой на Духа Святого.

Именно поэтому святые отцы нам советовали идти срединным царским путем между крайностями. Даже, когда вы поете или играете на «десятиструнной псалтыри» старайтесь петь не очень громко, потому что радоваться особо нечему. Мы слабы, несовершенны, мы ничего не исполнили… «Фальшивая песнь моя земная, лишь там польется, в дверях рая, она достойною хвалой…» — писал один христианский поэт. Но, говорят, нельзя петь и слишком тихо! Надо петь так, чтобы надежда на милосердие Божие и радость о прощении наших грехов, умерялась сознанием нашего недостоинства. А плачь  о наших грехах, умерялся надеждой на бесконечное  милосердие. Тогда и тон, и степень громкости будут верными. Будем искать…

 

Навигация

Предыдущая статья: ←

Следующая статья:

Оставить свой комментарий

Принять участие в создании Духовного центра
Архивы
Поделиться с друзьями
Наверх